April 13th, 2021

современный российский потребитель не покорит космос! он только способен хрюкать у корыта...

Культурная война
Интервью ИА Красная Весна / 12 апреля 2021

Космос воспитывает продвинутое сознание. В отличие от войны, он работает не на уничтожение людей, а на их подъем. Без космического сознания, мы не решим земные проблемы

СОВРЕМЕННЫЙ РОССИЙСКИЙ ПОТРЕБИТЕЛЬ НЕ ПОКОРИТ КОСМОС — ИНТЕРВЬЮ С ЭКСПЕРТОМ


«Бывший сотрудник „Орбиты“ Игорь Михайлович Поляков»
Изображение: Никита Сиденин

Отраслевое конструкторское бюро «Орбита» было ведущим предприятием Советского Союза в области космического тренажеростроения. Когда началась «перестройка», оно было полностью разрушено. Так считает бывший сотрудник бюро, математик на пенсии Игорь Поляков, проработавший в этой сфере 41 год. Эксперт ответил на вопросы корреспондента ИА Красная Весна по случаю 60-летия первого полета человека в космос.

ИА Красная Весна: В чем важность праздника 12 апреля сегодня? Актуален ли этот праздник в постсоветских реалиях? Можно ли его отмечать без опоры на советские достижения?
— День космонавтики — это событие мирового значения. Тогда человек осознал себя не ребенком, а взрослым. Он понял, что Земля — это маленькая часть мира. И что он хочет увидеть мир, какой он есть. Циолковский говорил: «Земля — колыбель человечества. Но жить в колыбели вечно нельзя».
В постсоветских реалиях День космонавтики стоит отмечать. Это третье эпохальное событие, идущее после Октябрьской революции и Победы в Великой Отечественной войне. К сожалению, сегодня его невозможно праздновать полноценно, так как космонавтика деградирует. В позднесоветские времена США обогнали нас. А в наши дни, я считаю, Россию может обогнать и Китай.

ИА Красная Весна: Чем Вы занимались в космонавтике? Как была устроена Ваша работа?
— В 1978 году я пришел в ОКТБ «Орбита». Такое название она получила в начале 1980-х годов после сдачи нескольких уникальных тренажеров. Тогда же мы стали ведущей организацией в космическом тренажеростроении. С этого времени все договоры по космическим тренажерам правительство заключало с нами. Наша деятельность распространилась на весь Советский Союз.
В «Орбите» в соответствующем секторе я занимался математическим моделированием движения искусственных спутников Земли. Сектор создал выпускник механико-математического факультета МГУ Владимир Васильевич Карпенко. Он был талантливым человеком, который очень любил математику. Распад СССР он воспринял как личное горе. Тогда он изменился буквально на глазах, и 90-е пережить уже не смог!
Карпенко воспитал наш коллектив, способный решать любые задачи. По средам у нас были семинары. На них мы углубляли свои знания и обменивались личным опытом, готовили и читали доклады. Это была «внутренняя учеба», то есть повышение квалификации.


«Игорь Михайлович Поляков за работой в космическом центре», 1980-е
Изображение: Фотография из личного фотоальбома Игоря Полякова

ИА Красная Весна: Какую роль играла «Орбита» в Советской космонавтике? В чем заключалась ее важность? Какие ее разработки являлись передовыми во всем СССР?
— «Орбита» играла ведущую роль, так как мы стали «локомотивом» в космическом тренажеростроении СССР. Важность нашего предприятия, на мой взгляд, в следующем:
— мы заключали договоры с ведущими предприятиями Москвы, Ленинграда, Киева, Свердловска и Новосибирска;
— «Орбита» была провинциальным предприятием Союзного значения;
— на базе ОКТБ «Орбита» и НПИ мы готовили специалистов для Центра подготовки космонавтов (ЦПК).
Также «Орбита» разработала уникальные тренажеры.
Первым был комплексный космический тренажер «Бивни» — для предполетной подготовки на космодроме Байконур. Тогда аналогичные тренажеры изготавливали только в США.
Причем, когда руководство страны обратилось с вопросом разработки ко всем организациям Союза, никто не согласился. Ни Москва, ни Ленинград и Новосибирск. Согласился только Новочеркасск!
Второй нашей передовой разработкой был тренажер «Белладонна», имитировавший сближение корабля «Союз» со станцией «Салют-7».
Последней и сложнейшей работой стало создание комплекса тренажеров «Ермак». Нужно было объединить все тренажеры модулей станции «Мир» в единый комплекс. Тогда уже появился беспилотный космический корабль «Прогресс». Уникальность «Ермака» также состояла в создании трех уникальных моделей:
— модели бортовой вычислительной машины (БВМ) «Аргон»;
— модели системы взаимных измерений «Курс», доставлявшей БВМ.
Модель «Курса» была работой нашего сектора. Но на финальном этапе реализации начался развал СССР, и комплекс закончить не успели.

«Памятник Юрию Гагарину в Новочеркасске», 1970-е
Изображение: Фотография из личного фотоальбома Игоря Полякова

ИА Красная Весна: Что происходило с «Орбитой» во время «перестройки»? Пытались ли ее спасти?
— С 1985 года начали появляться проблемы с нашими контрагентами — началось массовое расслабление. В конце 80-х годов хозрасчет вообще ударил по всей советской промышленности, а по космонавтике особенно.
В период «перестройки» ЦПК пытался что-то делать. Так, они хотели ввести в строй тренажер корабля «Дон-732 М». Для этого надо было доработать модель «Курса» до нового варианта и включить в пакет до сдачи всего объекта.
Рукоководство «Орбиты» отправило меня в командировку. По приезду в ЦПК я узнал, что устройство связи вычислительной машины с кабиной корабля вышло из строя и его некому наладить. В результате за две недели я ничего не смог сделать.


Модель «Салюта-7» с двумя космическими кораблями «Союз»
Изображение: (cc) Don S. Montgomery

ИА Красная Весна: Как «Орбите» пришлось переживать 90-е? Какой она из них вышла?
— К моменту распада СССР в «Орбите» было две производственные площадки и свой вычислительный центр. Наш руководитель Шукшунов получил должность заместителя по науке в Министерстве высшего и среднего специального образования и оставил нас. Обиженный при Шукшунове человек был восстановлен в правах по решению суда.
Тогда уже началась приватизация предприятия. Сотрудникам «навешали лапшу», что они станут хозяевами «Орбиты». Им выдали по одной акции. После этого начали задерживать выдачу зарплат, и работники стали их продавать. А вот скупали их люди как раз этого начальника.
При объяснении, как надо голосовать, люди, наконец, поняли, что право голоса не у них, а у держателей акций. После подсчета голосов стало известно, что «обиженный» получил чуть больше их половины и стал гендиректором уже ЗАО ОКТБ «Орбита».
После этого обе производственные площадки и вычислительный центр вместе с оборудованием НПО ОКТБ «Орбита» распродали, а научно-технические разработки бросили на произвол судьбы. Тренажеры тоже оказались никому не нужны, а вот на вычислительную технику был спрос. От «Орбиты» остались только здания, которые сдавали в аренду. Таким образом, было уничтожено уникальное наукоемкое предприятие.
Когда Союзное министерство исчезло, востребованы стали чиновники, а не технические специалисты. Поэтому Шукшунов тоже оказался не у дел. На момент приватизации «Орбиты» он создал альтернативное предприятие — ОАО «Центр тренажеростроения». Там он собрал людей, которые работали в Москве, Звездном городке и «Орбите». С апреля 1991 года я тоже работал там, пока в 2019 году меня не уволили.


«Руководитель „Орбиты“ Валентин Ефимович Шукшунов (посередине) в Звездном городке»
Изображение: Фотография из личного фотоальбома Игоря Полякова

ИА Красная Весна: Есть ли у «Орбиты» или Центра тренажеростроения сегодня какие-то перспективы на будущее в космической отрасли? Или им грозит вымирание?
— Если говорить про «Орбиту» ту, советскую, то ее уже нет давно. Соответственно, и перспектив на будущее нет. Она по-прежнему сдает помещения, которые от нее остались, в аренду.
Центр тренажеростроения пока еще держится. Но его положение очень тяжелое. Уже существующие заказы сокращаются или «замораживаются». Теряются специалисты. Пенсионеров увольняют, а молодежь уходит сама. То есть будущее выглядит печально.


«Игорь Михайлович Поляков за работой в Центре тренажеростроения», 1990-е
Изображение: Фотография из личного фотоальбома

ИА Красная Весна: Есть ли такие же перспективы у сегодняшней российской космонавтики?
— Сегодняшнее руководство страны понимает, что космонавтика — важная отрасль современного производства, наряду с информационной областью.
Лидеры космонавтики в США хорошо владеют информационными технологиями и продвигают их. Но их космонавтика, как и наша, тоже хромает.
В период с 1980-х по 2010-е годы мы отставали от США. Однако они так и не смогли самостоятельно создать свою орбитальную станцию, даже имея наши технологии, попавшие к ним в 90-е годы. Нашим успехом в космонавтике также является то, что США до сих пор используют наши двигатели на своих ракетах.
Когда Путин начал восстанавливать военно-промышленный комплекс, выяснилось, что надо что-то делать и в космонавтике. И вот, генеральный разработчик в этой сфере, госпредприятие «Энергия», в 2015 году предложил проект нового корабля. Сейчас он реализуется. То есть некая перспектива вырисовывается.

ИА Красная Весна: Способна ли современная Россия совершить новый такой же эпохальный космический подвиг, как отправить Гагарина в космос? Например, высадить первого космонавта на другой планете?
— На мой взгляд, высадить космонавта на другую планету сейчас не может ни одна страна. Это подтверждают слова и других экспертов. Возможно это было бы только совместными усилиями хотя бы США, России и Китая.
Если говорить про Россию, то в своем современном издании она не занимается промышленностью по-настоящему. Все передовые отрасли уничтожены. Поэтому отечественная космонавтика рискует погибнуть. «Роскосмос» пытается это переломить и Путин занимается восстановлением, но это все не комплексно.
Чтобы космонавтика не умерла, нужна смена правительства, которое создаст самодостаточную национальную промышленность. В абсолютном смысле самодостаточность сейчас невозможна, но в достаточных пределах осуществима.

ИА Красная Весна: Нужно ли вкладывать средства в космос? В чем его важность для нашей страны? Для мира?
— Выход в космос — это новый уровень интеллекта, морали и этики! Это не просто нужно, а необходимо! В этом случае человек уже иначе понимает земную жизнь. И у него формируется другой взгляд на происходящие там события. Другая причина, по которой важно вкладывать в космос, — это продвижение наукоемких и высокотехнологичных производств.


Александр Дейнека. Покорители космоса. 1961 г.

ИА Красная Весна: Целесообразно ли отдавать космонавтику в частный сектор? Или она может процветать только будучи государственной?
— Частный сектор губителен для космонавтики. Он оценивает ее только по норме прибыли. При этом космонавтика в принципе не прибыльная отрасль. В этом случае первооткрывательство в покорении космоса ставится под вопрос. Максимум, что гарантирует частный сектор, — это космический туризм.
Когда космонавтика находится в государственном секторе, она моторизует другие производства. Сегодня это делает только военно-промышленный комплекс. На мой взгляд, это не совсем хорошо, потому что война — это в любом случае вред. А космос — это идея, в которой есть мирный объединительный потенциал.

ИА Красная Весна: Когда-то дети мечтали стать космонавтами. Сейчас у них совсем другие мечты. Как вы думаете, почему?
— Сегодняшнее постсоветское пространство — это рыночный мир, в котором у человека рыночные мечты. Если Советский Союз лидировал в духовной области, пропагандировал восхождение, то нынешняя Россия культивирует потребление. Поэтому современные дети вырастают потребителями. Но потребитель никогда не станет космонавтом.
Тем не менее, не все потеряно. Тот же наш Центр тренажеростроения в Новочеркасске создал площадку для детей. Там проводятся экскурсии, им показывают макеты космических кораблей и их устройство. Они узнают историю космонавтики. С заинтересованными детьми ведут углубленную работу. Но, к сожалению, мы живем в обществе потребления, поэтому за это надо платить.


Гомункул-потребитель
Изображение: Анашкин Сергей © ИА Красная Весна

ИА Красная Весна: Нужно ли человечеству сначала разобраться с проблемами на Земле, а потом отправляться в космос?
— Можно попытаться сделать все по этой очереди, но из этого вряд ли что получится. Пока человек не обретет космическое сознание, он не сможет критически посмотреть на свою земную жизнь. Это прекрасно понимал основатель нашей космонавтики Константин Эдуардович Циолковский.
Не будучи космонавтом, он увидел космос внутренним зрением. И сделал то, что не смогли выдающиеся умы человечества. А современный человек, продвинутый в этой области, может сделать больше.
Повторюсь, в отличие от оборонной промышленности, космос воспитывает продвинутое сознание. Он работает не на уничтожение людей, а на их подъем. Не имея космического сознания, мы не решим земные проблемы. Сегодня нам такая возможность дана! Надо лишь ею воспользоваться.

ИА Красная Весна: Спасибо большое, Игорь Михайлович!